В настоящей работе определен уровень моноаминов в сыворотке крови испытуемых в условиях прослушивания акустического образа собственной ЭЭГ предъявляемого синхронно с эндогенной биоэлектрической активностью мозга.

При разработке средств восстановления нарушенных функций ЦНС предпочтение в последнее время отдается немедикаментозным способам, основанным на адекватных и «физиологичных» воздействиях. Среди известных техник можно выделить методы биологической обратной связи [13] и различные варианты сенсорной стимуляции, применяемые, например, в условиях аудиовизуальных воздействий [15, 16, 18] или так называемой музыкотерапии [14]. Данные методы, несмотря на перспективность нефармакологического подхода, имеют ряд ограничений, существенно снижающих эффективность их применения. Например, эффективность нейробиоуправления существенно зависит от сохранности когнитивной и эмоционально-волевой сфер, а для успешного использования музыкотерапии необходим учет девиации реакций структур мозга у разных индивидуумов на конкретные музыкальные произведения.

В Физиологическом отделе им. И.П. Павлова ФГБУ НИИ ЭМ (Санкт-Петербург) разработан метод биоакустической коррекции (БАК) функционального состояния ЦНС. В основе метода БАК используется концепция непроизвольной саморегуляции. Содержание этой концепции заключается не в компенсации нарушенных физиологических функций, а в активации естественных процессов регулирования, которые в норме осуществляются непроизвольно, но оказались подавлены в результате неблагоприятного сочетания факторов внешней среды и индивидуально-личностных особенностей. Активация процессов саморегуляции осуществляется акустической стимуляцией согласованной с текущей биоэлектрической активностью мозга. Предъявление музыкоподобных звуков, параметры которых согласованы с показателями ритмической структуры ЭЭГ и синхронны с событиями биоэлектрической активности мозга, создает уникальные условия адаптивной стимуляции. Такой вариант сенсорной стимуляции, который совмещает в себе элементы биологической обратной связи, аудиовизуального воздействия и музыкотерапии, позволяет активировать естественные процессы саморегуляции, что способствует эффективному восстановлению функционального состояния ЦНС.

Показано, что применение метода БАК у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью уменьшает количество клинических признаков заболевания: невнимательности, импульсивности и гиперактивности [9]. Применение БАК на группе больных неврозом с астеническим синдромом способствует нормализации психоэмоционального состояния, что выражается в снижении показателей реактивной и личностной тревожности, улучшении самочувствия, активности и настроения, увеличении уровня альфа-ритма, снижении выраженности бета-активности, снижении уровня асимметрии распределения периодов колебаний ЭЭГ [3]. У больных с органическими поражениями головного мозга изучена динамика восстановления когнитивных функций после проведения комплексной медицинской реабилитации с применением метода БАК. Показано, что применение метода БАК способствует восстановлению когнитивных функций, снижению тревожности и нормализации параметров ЭЭГ [5]. У подростков с дебютом вялотекущей шизофрении изучалась возможность функциональной коррекции аффективных расстройств на основе непроизвольной саморегуляции психоэмоционального состояния методом БАК, проводимого в комплексной терапии. Выявлено, что применение данного метода приводит к выраженному и устойчивому снижению уровня депрессии и тревоги. У больных значительно улучшается самочувствие и настроение, уменьшается чувство беспомощности, страх за себя и чувство одиночества, нормализуется сон [11].

Предполагаемый механизм восстановления функционального состояния ЦНС в условиях биоакустической коррекции заключается в активации регуляторных структур мозга, прежде всего, лимбических и стволовых образований. Активация этих структур в условиях БАК может быть обусловлена скоррелированностью предъявления «звуков мозга» с событиями текущей биоэлектрической активности.

Ранее нами было показано, что в сеансе прослушивания акустического образа ЭЭГ наблюдается рост тета-активности [6]. Генерирование тета-ритма связывают с реципрокным взаимодействием ГАМК- и холинергических нейронов септум и гиппокампа [2, 7]. В литературе также отмечается, что в продуцировании тета-волн принимают участие многие структуры лимбической системы, что дает основание именовать тета-активность «лимбическими тета-осциляциями» [12]. Таким образом, увеличение тета-активности в сеансах БАК свидетельствует об активации «висцерального мозга», что может выражаться, например, в изменении биохимического состава крови.

В этой связи, в настоящей работе определен уровень моноаминов в сыворотке крови испытуемых в условиях прослушивания акустического образа собственной ЭЭГ предъявляемого синхронно с эндогенной биоэлектрической активностью мозга и «звуков мозга», предъявляемых в заранее осуществленной записи для выявления механизмов активации процессов саморегуляции в условиях биоакустической коррекции.

Методы

Обследовано 20 практически здоровых испытуемых, 10 мужчин и 10 женщин в возрасте от 20 до 35 лет. Первая группа испытуемых («Биоакустика»), 11 человек, прослушивала акустический образ собственной ЭЭГ в реальном времени. Вторая группа («Контроль»), 9 человек, прослушивала запись акустического образа ЭЭГ, сделанную заранее на одном из испытуемых. Регистрация и преобразование ЭЭГ в звуки музыкального диапазона проводились с помощью компьютерного комплекса «Синхро-С» (производство ООО «СинКор», Санкт-Петербург, Россия). Биоэлектрическую активность головного мозга регистрировали в точках Fp1, Fp2, O1, O2 (по системе 10-20) относительно объединенного ушного электрода с частотой дискретизации 250 Гц при закрытых глазах. Все каналы регистрации ЭЭГ преобразовывались в акустический образ одновременно и независимо. Полученные звуки предъявлялись в соответствии со стороной регистрации ЭЭГ. Длительность сеанса составляла 20 минут. Преобразование ЭЭГ в акустический образ осуществлялось на основе операции согласования значений периодов колебаний ЭЭГ с множеством звуковых сэмплов, где каждому периоду колебания ЭЭГ в диапазоне от 1 до 30 Гц соответствовал звуковой сэмпл с определенной частотой основного тона [4]. Отношения частот основных тонов звуковых сэмплов соответствовали темперированному музыкальному строю, что придавало акустическому образу ЭЭГ выраженный музыкальный характер. Оценка динамики функционального состояния ЦНС в сеансах прослушивания акустического образа ЭЭГ проводилась по параметрам биоэлектрической активности мозга. На основе периодометрического анализа вычислялось среднее значение доли периодов колебаний ЭЭГ альфа-, бета-, тета- и дельта-диапазонов для каждой точки регистрации за 2 минуты в начале и в конце сеанса.

Перед сеансом прослушивания акустического образа ЭЭГ и сразу после него осуществляли забор венозной крови из локтевой вены. Плазму отделяли центрифугированием и хранили при температуре -700С до проведения анализа.

Моноамины экстрагировали из плазмы крови с использованием оксида алюминия. Для контроля качества экстракции в пробу добавляли 3,4-дигидроксифенилаланин (внутренний стандарт). Система ВЭЖХ состояла из  насоса Shimadzu LC-10AP VP, электрохимического детектора с проточной ячейкой Decade – Antec Leyden. Стеклоуглеродный электрод работал в режиме + 840 мВ. Образец вводили вручную (объем петли инжектора – 20 мкл). Разделение моноаминов проводили на колонке Supelco LC18, 5мкм, размеры колонки 250 ×4,5 мм при температуре колонки 45°C. Состав подвижной фазы: 8,3 мМ динатрия фосфат, 2,4 мМ ЭДТА, 29,7 мМ лимонная кислота, 15% ацетонитрила и 0,1 мМ октансульфонат натрия, рН=3,5. Хроматограмма регистрировалась и анализировалась с использованием программного обеспечения LabSolutions. Концентрацию катехоламинов относили к объему образца и рассчитывали как нг/мл.

Статистический анализ проводился с использованием программного пакета «STATISTICA». Проверка нормальности распределений полученных массивов осуществлялась по критерию Колмогорова-Смирнова. Оценка достоверности вычислялась по t-критерию Стьюдента.

Результаты

В группе прослушивания акустического образа собственной ЭЭГ выявлено увеличение уровня серотонина с 9,9±8,9 до 24,3±10,9 нг/ мл, (p<0,01). В контрольной группе изменений концентрации серотонина не наблюдалось. Значимой динамики уровней адреналина, норадреналина и дофамина ни в одной из групп не выявлено (Табл.1).

Таблица 1. Уровни норадреналина, адреналина, дофамина и серотонина до и после сеансов прослушивания акустического образа ЭЭГ в группе «Биоакустика» и «Контроль», ** — p<0,01.

Биоакустическая коррекция

По усредненным показателям биоэлектрической активности мозга за первые 2 минуты процедуры прослушивания акустического образа ЭЭГ группа «Биоакустика» практически не отличалась от контрольной. В обеих группах наблюдалось доминирование альфа-ритма со средним значением доли периодов колебаний ЭЭГ альфа-диапазона около 60%. В ходе процедуры прослушивания акустического образа ЭЭГ в группе «Биоакустика» выявлено увеличение доли периодов колебаний тета-диапазона левого затылочного отведения с 10,8 ± 4,3 до 20,3± 10,8 % (p<0,01), табл. 2. В группе «Контроль» подобных изменений ритмической структуры ЭЭГ не обнаружено. В диапазонах альфа-, бета- и дельта-ритмов лобных и затылочных отведений в группе «Биоакустика» и «Контроль» значимой динамики не выявлено.

Таблица 2. Уровень тета-активности лобных и затылочных отведений в начале и в конце сеансов группы «Биоакустика» и «Контроль», ** — p<0,01.

Результаты БАК

Обсуждение

В ходе выполненного исследования обнаружено, что прослушивание акустического образа собственной ЭЭГ в реальном времени приводит к увеличению экскреции серотонина. При этом изменений уровня катехоламинов в плазме крови не наблюдалось. Известно, что серотонин крови синтезируется преимущественно энтерохромаффинными клетками кишечника [8]. Следовательно, увеличение серотонина крови отражает рост ваготонии. Таким образом, изменение баланса моноаминов в сторону серотонина в сыворотке крови в сеансах БАК указывает на то, что предъявление акустических стимулов скоррелированных с собственной биоэлектрической активностью мозга активирует преимущественно парасимпатические центры нервной системы. Эти данные согласуются с наблюдаемым снижением симпатикотонии у больных, перенесших инфаркт миокарда в комплексном лечении с применением биоакустической коррекции [10].

Повышение уровня серотонина в сеансах БАК сопровождается ростом индекса тета-активности левого затылочного отведения. Простейшая интерпретация данного феномена может быть представлена как глубокая релаксация испытуемых, включающая элементы медленноволнового сна. Можно было бы предположить, что испытуемые заведомо находятся в условиях релаксации, однако, в контроле подобных эффектов не наблюдается.

Учитывая то, что достоверные изменения ритмического состава ЭЭГ происходят в тета-диапазоне, можно предположить, что основными структурами мозга, которые вовлекаются в активацию в условиях БАК, являются структуры лимбической системы. Тем более, что в литературе отмечаются факты активации ядер гипоталамуса, гиппокампа, миндалины и других лимбических образований при прослушивании музыки [14, 17]. Значительный прирост тета-активности к концу сеанса биоакустической коррекции указывает на активацию гиппокампальной области, как одного из основных источников тета-ритма, а также гипоталамических образований, участвующих в организации цикла сон-бодрствование и активность которых как у больных, так и здоровых людей, может проявляться в преобладании колебаний тета-диапазона ЭЭГ [1]. Активация структур лимбической системы, в свою очередь, распространяется на стволовые образования, затрагивая ядра вагуса и сдвигая баланс вегетативной нервной системы в сторону парасимпатикотонии, о чем свидетельствует увеличение уровня серотонина в крови.

Таким образом, акустическая стимуляция определенным образом организованными стимулами способна активировать структуры мозга, участвующие в процессах саморегуляции. Частный случай такой частотно-временной организации звуков, который мы называем музыкой, может быть очень эффективным средством функциональной терапии. Возможно, акустическая стимуляция звуками, частотно-временная структура которых сформирована по закону собственной эндогенной активности мозга, и предъявление которой осуществляется синхронно с этой активностью, способствует активации процессов саморегуляции в еще большей мере.

Заключение

Предъявление звуков, синхронизированных и согласованных с текущей биоэлектрической активностью мозга, приводит к увеличению экскреции серотонина в крови. Повышение уровня серотонина в сеансах биоакустической коррекции сопровождается ростом тета-активности в ЭЭГ.

Литература

1. Болдырева Г.Н., Шарова Е.В., Добронравова И.С. Роль регуляторных структур мозга в формировании ЭЭГ человека. Физиология человека. 2000. Т26. №5. С. 19-34.

2. Кичигина В.Ф. Механизмы регуляции и функциональное значение тета-ритма: роль серотонинергической и норадренергической систем. Журн. Высш. Нервн. Деят. 2004. 54(1). С. 101-119.

3. Константинов К.В., Сизов В.В., Мирошников Д.Б., Есимбаева В.Н., Бурова В.В., Клименко В.М. Саморегуляция функционального состояния центральной нервной системы человека методом биоакустической коррекции. Биологическая обратная связь.2000. № 4. C. 7-14.

4. Константинов К.В. Способ нормализации психофизиологического состояния. Патент РФ   №2410025 от 17.02.2009.

5. Константинов К.В., Грицишина М.А., Нефедова Г.Э. Восстановление когнитивных функций у больных с органическими поражениями головного мозга в комплексной медицинской реабилитации. Клиническая медицина. 2012. №5. C. 36 – 39.

6. Константинов К.В., Леонова М.К. Динамика тета-активности в сеансах прослушивания акустического образа собственной ЭЭГ. XI International Congress Neuroscience for Medicine and Psychology, Sudac,Criemea, Ukraine,June. 2013. P. 184-185.

7. Кропотов Ю.Д. Количественная ЭЭГ, когнитивные вызванные потенциалы мозга человека и нейротерапия. Донецк. 2010. 512 C.

8. Симоненков А.П., Клюжев В.М. Синдром серотониновой недостаточности. М. 2013. 96 C. Simonenkov A.P., Klyuzhev V.M. Syndrome of serotoninovy insufficiency. М. 2013. 96 P.

9. Трушина В.Н., Константинов К.В., Клименко В.М. Реабилитация детей с синдромом нарушения внимания и гиперактивностью на основе непроизвольной адаптивной саморегуляции с ЭЭГ-акустической обратной связью. Медицинский академический журнал. 2007. 7 (3). C. 70-78.

10. Щегольков А.М., Юдин В.Е., Дыбов М.Д., Будко А.А., Сычев В.В., Пушкарев Е.П. Комплексная медицинская реабилитация больных, перенесших инфаркт мтокарда, с применением методики биоакустической психокоррекции. Вестник восстановительной медицины. 2010. №1. С.20-23.

11. Яковлев.Н.М., Косицкая З.В., Клименко В.М., Непрялова Н.Е., Константинов К.В. Снижение выраженности аффективных расстройств у больных с дебютом шизофрении методом биоакустической коррекции. Журн. неврологии и психиатрии. 2011. №12. С. 32-35.

12. Buzsaki G. Rhythms of the brain. Oxford University Press. 2006. 448 P.

13. Lubar J.F. Discourse on the development of EEG diagnostics and biofeedback treatment for atention-deficit/ hyperactivity disorder // Biofeedback Self-Regulation. 1997. 22(2). P. 11-126.

14. Menon V. and Levitin  D.J. The rewards of music listening: Response and physiological connectivity of the mesolimbic system. NeuroImage. 2005. 28. P. 175 – 184.

15. Riva G. Grassi A.,Vilani D. Managing exam stress using  UMTS phones:  the advantage of portable audio/video support. Stud. Health. Technol. Inform.2007.125. P. 406- 408.

16. Siever D. Audio-visual entratment: the nerobiology of affective disorders and clinical implications of audio-visual entrainment. Biofeedback Magazine. 2004. 32(4). P.1-15.

17. Stefan Koelsch  Towards a neural basis of music-evoked emotions. Trends in Cognitive Sciences. 2010. 14 (3 1). P. 131-137.

18. Wahbeh H, Calabrese C, Zwicey H, Binaural beat technology in humans: a pilot stady tu assesspsichologic an physiologic effects// I.Altern. Compliment. Med. 2007.V 13. № 1.P.55-60.

Literature

1. Boldyreva Н., Sharova of E.V., I.S. Dobronravova. Role the regulyatornykh of structures of a brain in formation of EEG of the person. Human physiology. 2000. 26 (5). P. 19-34.

2. Kitchigina V.F. Mechanisms of the regulation and functional significance of the theta rhythm. Roles of the serotonergic and noradrenergic systems. J Vish. Nerv. Act. 2004.54(1). P.101-119.

3. Konstantinov K.V., Sizov V.V., Miroshnikov D.B., Esimbaeva V.N., Burova V.V., Klimenko V.M. Self-regulation of functional condition of the human central nervous system by bioacustic. Biological feedback.2000. №4. P. 7-14.

4. Konstantinov K.V. Method of normalisation of a psychophysiological state. Patent of the Russian Federation №2410025. 17.02.2009.

5. Konstantinov K.V., Gritsyshina M.A., Nefedova G.E. The recovery of cognitive functions in the patients with organic brain disorders as a component of combined rehabilitation with the use of the of method bioacoustic correction. Clinical medicine. 2012. №. 5. P. 36-39.

6. Konstantinov K.V., Leonov M.K. Dynamics of teta-activity in sessions of listening of an acoustic image of own EEG. XI International Congress Neuroscience for Medicine  and Psychology, Sudac,Criemea, Ukraine, June. 2013. P. 184-185.

7. Kropotov Yu.D. Quantitative EEG, the kognitivny caus potentials of a brain of the person and neurotherapy. Donetsk. 2010. 512 P.

8. Simonenkov A.P., Klyuzhev V.M. Syndrome of serotoninovy insufficiency. М. 2013. 96 P.

9. Trushina V.N., Konstantinov K.V., Klimenko V.M. Reabilitation of children with attention-deficit / hyperactivity disorder based on consensual self-regulation under EEG-acoustic feedback // Med. Acad. Journ. 2007. 7(3). P 70-78.

10. Shchegolkov A.M., Yudin V. Е., Dybov M. Д., Budko A.A., Sychev V.V, Pushkarev E.P.   Complex medical rehabilitation of the patients which have transfer a heart attack of mtokard, with application of a technique of bioacoustic psychocorrection. Bulletin of regenerative medicine 2010. №1. P.20-23.

11. Yakovlev N.M., Kositskaya Z.V., Klimenko V.M., Nepryalova N.E., Konstantinov K.V. Reduction of the severity of affective disorders in patients with the first episode of schizophrenia using the method of bioacoustics correction. Zh Nevrol Psikniatr Im SS Korsakova 2011. 111: 12. P.32-35.

12. Buzsaki G. Rhythms of the brain. Oxford University Press. 2006. 448 P.

13. Lubar J.F. Discourse on the development of EEG diagnostics and biofeedback treatment for atention-deficit/ hyperactivity disorder // Biofeedback Self-Regulation. 1997. V 22.  №2. P. 11-126.

14. Menon V. and Levitin  D.J.  The rewards of music listening: Response and physiological connectivity of the mesolimbic system. NeuroImage. 2005. 28. P. 175–184.

15. Riva G. Grassi A.,Vilani D. Managing exam stress using  UMTS phones:  the advantage of portable audio/video support. Stud. Health. Technol. Inform.2007.V.125.P. 406-408.

16. Siever D. Audio-visual entratment: the nerobiology of affective disorders and clinical implications of audio-visual entrainment. Biofeedback Magazine. 2004.V. 32.  № 4. P.1-15.

17. Stefan Koelsch  Towards a neural basis of music-evoked emotions. Trends in Cognitive Sciences. 2010. 14 (3 1). P. 131-137.

18. Wahbeh H, Calabrese C, Zwicey H, Binaural beat technology in humans: a pilot stady tu assesspsichologic an physiologic effects// I.Altern. Compliment. Med. 2007.V 13. № 1.P.55-60.

DYNAMICS OF SEROTONIN LEVEL IN THE SESSIONS OF LISTENING TO ACOUSTIC IMAGE OF PATIENT’S OWN EEG

K.V. Konstantinov, M.N. Karpenko, M.K. Leonova

Federal State Budget Institution Research Institute of Experimental Medicine of the North-Western Branch of RAMS, Saint Petersburg, Russia, synhros@yandex.ru

Listening to the acoustic image of the patient’s own EEG in real time aids to the restoration of functional state of CNS, accompanying by decreased anxiety, normalization of frequency, temporal and spatial parameters of bioelectric brain activity.

The present work contains the study of monoamnies level in the blood serum of test subjects subject to listening to the acoustic image of the own EEG, presented synchronously with endogenous bioelectric brain activity, and “brain sounds” presented in the premade record to detect the mechanisms of activation of self-regulation processes in bioacoustic correction conditions.

We studied 20 practically healthy subjects, 10 men and 10 women aged 20 to 35 years. First group of test subjects, 11 persons, listened to the acoustic image of their own EEG in real time. The second group (control), 9 persons, listened to the record of EEG acoustic image, made in advance on one of the test subjects. EEG registration was monopolar in sites Fp1, Fp2, O1, O2 with closed eyes. All the canals of EEG registration were transformed in the acoustic image simultaneously and independently. The resulting sounds were presented in accordance with EEG registration side. The session duration was 20 minutes. Before the session of listening to EEG acoustic image and right after it the venous blood was sampled from elbow vein. The plasma was separated by centrifugation and stored at -700С before analysis. The level of monoamines in the blood plasma was determined using the reverse phase HPLC with electrochemical detector, the monoamines were previously extracted using aluminum oxide.

In the group that listened to the acoustic image of their own EEG the serotonin level increased from 9.9±8.9 to 24.3±10.9 ng/ml, (p<0.01). The increase of serotonin level was accompanied by the increase of theta-activity index in posterior leads. In the control group there were no changes in serotonin concentration and restructuring or EEG rhythmic structure. No significant dynamics of adrenalin, noradrenalin and dopamine levels was detected in either group.

Increase of serotonin excretion and lack of changes of catecholamine level in blood plasma shows that the presentation of acoustic stimuli correlated to the patient’s brain bioelectric activity activates mostly parasympathetic centers of nervous system.

Авторы: К.В. Константинов. к.б.н., с.н.с Физиологического отдела им. И.П.Павлова ФГБУ НИИ экспериментальной медицины СЗО РАМН, Санкт-Петербург, Россия, М.Н. Карпенко к.б.н., н.с, Физиологического отдела им. И.П.Павлова ФГБУ НИИ экспериментальной медицины СЗО РАМН, М.К. Леонова — лаб. иссл., Физиологического отдела им. И.П.Павлова ФГБУ НИИ экспериментальной медицины СЗО РАМН. 


За последние десятилетия произошли значительные изменения в организации логопедической помощи детям с нарушениями внутреннего структурно-семантического оформления речевого высказывания (алалия, афазия),  а также при работе с различным характером задержек речевого развития. Этому свидетельствует определение современной концепции в организации логопедической помощи детям дошкольного возраста с речевыми нарушениями.  Прорабатывая содержание данной статьи, мы опирались на труды логопедов и нейрофизиологов, нейропсихологов: М.Ф. Фомичевой, Т.Г. Визель, Р.И. Лалаевой, Н.Н. Трауготт, В.И. Селиверстова. Важным аспектом в логопедической работе, по нашему мнению, является использование современных технологий, одним из которых по праву принадлежит методу биоакустической коррекции (метод непроизвольной адаптивной саморегуляции на основе биологической обратной связи ).

Метод биоакустической коррекции используется в качестве мультидисциплинарного направления в профилактики и преодолении речевых расстройств. Исследование проводится с декабря 2011.

В ходе реализации логопедической работы с применением БАК были решены задачи:

  1. Проведено исследование состояния речи (дифференциация) у детей дошкольного возраста за период от декабря 2011 по апрель 2015 года (170 человек). Возрастной период от 3 до 5 лет.
  2. Обосновано содержание логопедической работы с применением БАК.
  3. Разрабатываются методические материалы по использованию метода биоакустической коррекции в логопедической практике с детьми со сложными речевыми нарушениями.

Приступая к изучению выборки исследования, мы, прежде всего, определили объект логопедической работы как технологический план формирования номинативного состояния речи и симптоматических критериев при алалии и задержки речевого развития.

Используя исследования Н.Н. Трауготт,  Т.В. Ахутиной, А.Р. Лурия нами была первоначально определены классификационные характеристики нарушений речи при алалии: сенсорная и моторная алалия. Однако для дифференциации данных речевых компонентов учитывались симптоматические характеристики (афферентного и эфферентного характера/ акустико-гностического или акустико-мнестического).  Представленные маркеры позволили в дальнейшем сделать упор на тактику проведения логопедической работы с использованием метода непроизвольной адаптивной саморегуляции на основе биологической обратной связи (БАК).

 

Основное назначение логопедической работы  с применением методики биоакустической коррекции (БАК) является:

  • обеспечение целостного процесса в о преодоления речевых нарушений;
  • повышение эффективности и качества логопедической работы;
  • интегрирование программы логопедического процесса в программу мультидисциплинарного направления без резкого увеличения нагрузки;
  • профилактика вторичных нарушений;
  • организация логопедического процесса с позиции дополнительной стимуляции с помощью современных методов биоакустической коррекции (БАК).

Процесс развития и преодоления речевых нарушений строился с ориентацией на потенциальные возможности дошкольника, учитывался и компонент пластичности нервной системы у детей (Н.Н. Трауготт, А.Р. Лурия).

Предложенный алгоритм логопедической работы с помощью метода БАК представляет теоретическую базу для анализа целого ряда явлений, связь между которыми в настоящее время прослеживается в структуре дефекта при алалии и при задержки речевого развития.  В частности, некоторый минимум стандартного отклонения от речевых норм у каждого дошкольника с функциональными расстройствами и тем, какой формой и степенью речевого нарушения при сложных дефектах, от компетенции логопеда, взаимодействия между всеми членами логопедического процесса. Традиционные концепции  преодоления нарушений экспрессивной и импрессивной речи ориентируется на внешние условия (содержание учебного материла, форм, методы обучения), без учета внутренних условий (структура дефекта, потребности, интересы, склонности, способности каждого дошкольника). Применение метода БАК в логопедической работе позволит отойти от абсолютизации внешних и внутренних условий.

 

центр Логопед Профи

Биоакустическая коррекция в центре О. С. Жуковой «Логопед Профи»

Мастер-класс по биоакустической коррекции

Биоакустическая коррекция (БАК) на мастер-классе по биоакустической коррекции в СПбИМИ, 2015 г.

Клиника биоакустической коррекции

Кабинет БАК в Клинике биоакустической коррекции

 

В связи с этим уместно отметить еще один характерный эффект — неуклонное возрастание качества логопедической работы. Кроме того, в нашем исследовании не оказалось места для тех изменений  в процессе работы, которые ухудшает эффективность всей логопедической практики. Например:  низкая мотивация родителей в логопедическом процессе – использование новых технологий само по себе является хорошей мотивацией, тем более, если виден результат. И, наконец, характерной чертой логопедической работы с помощью метода БАК является обратная связь между структурными его компонентами. В этом смысле можно утверждать, что данный цикл является замкнутым и что любой объект находится в процессе непрерывного преобразования и контроля данных по результатам ЭЭГ. Приведем некоторые параметры использования методы в преодоление логопедических нарушений.

  1. На диагностическом уровне дифференциации моторной и сенсорной алалии мы использовали известный компонент изучения – дети с сенсорной алалией по акустико-мнестическому типу не выносят громкую музыку и имеют сложности в понимании обращенной речи. Просто увеличивая громкость слов и звукового компонента, у детей наблюдалась особенность – отказ от прослушивания и повышением частой активности на ЭЭГ. Аналогичным критериев усвоения звуковых образов и слов было использование разных уровней программы – прослушивания слов стандарт, моторная и сенсорная алалия.
  2. На восстановительном и коррекционном уровне – подбирался персональный диапазон воздействия, при чем, необходимо отметить тот факт – улучшалось восприятия звуковых образов. Приведем примеры параметров оценки:

Импрессивная речь (понимание речи):

  • дифференциация звучащих фонем (дифференциация пар звуков типа «па-ба», звуки варьируются по фонетическим признакам (с разной фонематической дистанцией));
  • понимание деривационной и словоизменительной морфологии на слух (приставок, суффиксов и флексий);
  • понимание смысла услышанных слов – существительных и глаголов (соотнесение слов, предъявляемых на слух, с картинками, среди которых один целевой рисунок и три дистрактора: фонетический, семантический, несвязанный);
  • понимание различных синтаксических конструкций на слух (соотнесение синтаксических конструкций, предъявляемых на слух, с картинками);
  • понимание звучащего дискурса (понимание основной линии нарратива и оценочно-прагматического компонента – ответы на да/нет и открытые вопросы по прослушанному нарративу).

Экспрессивная речь (порождение речи – Ахутина Т.В.):

  • повторение фонем и слогов (повторение гласных отдельно и согласных в слогах, варьирующихся по фонетическим принципам);
  • повторение слов и псевдослов/ звукоподражаний (повторение слов простых и сложных в произносительном и морфологическом плане);
  • порождение деривационной и словоизменительной морфологии (приставок, суффиксов и флексий);
  • устное порождение слов (называние предметов и действий по картинкам);
  • составление и заканчивание предложений (порождение предложений по картинкам и с использованием заданных слов);
  • актуализация квазиспонтанного (пересказ) и спонтанного дискурса (составление рассказа по серии сюжетных картинок — в рассказе оцениваются: беглость, связность текста, содержательность);
  • автоматизированная и дезавтоматизированная речь (называние цифрового ряда в прямом и обратном порядке, дней недели; завершение автоматизированных рядов – пословицы);
  • задание на оценку моторного компонента речи, в первую очередь артикуляционной апраксии (неоднократное повторение сложных в произносительном плане слов).

При чем,  усвоению каждого навыка с применением БАК  предшествовало создание функционального базиса стандартных логопедических технологий, четкое и своевременное взаимодействие специалистов и родителей.

Таким образом, современная концепция преодоления речевых нарушений, по нашему мнению в идеале, должна способствовать созданию такой системы мер по преодолению речевых нарушений, которая способствовала бы раскрытию возможностей каждого ребенка и дала толчок самокоррекции нарушений, выработке языкового чутья (естественно, под наблюдением всех специалистов).

При этом мы считаем, перед современной концепцией преодоления речевых нарушений с использованием современных технологий стоят проблемы:

  1. Необходимости уточнения методов и приемов логопедической работы с применение БАК.
  2. Создания комплексной и единой системы преодоления речевых нарушений.
  3. Создание пособий, инновационных технологий с целью повышения эффективности восстановительного воздействия.
  4. Определение путей профилактического воздействия.
  5. Разработка четких критериев для определения адекватных форм преодоления нарушений.

Таким образом, использование в логопедической практике метода биоакустической коррекции является эффективным в преодолении речевых нарушений.

Приведем описание логопедического заключения:

  1. Ф.И.О. К. В.

Возраст: 4 год  1 мес

По результатам анамнеза и КТ: ЗРР на резидуальном фоне (ВБН, ГГС) в стадии компенсации, диффузная мышечная гипотония

В контакт вступает в соответствии со своим речевым статусом. Подвижна, эмоциональное развитие адекватно. Физическое развитие – в пределах физиологии.  При обследовании  аутистических проявлений не выявлено. Со слов мамы первые слова появились к 1 годам, фразовая речь отсутствует.

Понимание ситуативно-бытовой речи  доступно, однако понимание фраз со сложной грамматической конструкцией затруднено (по качественным  признакам пассивного словарного запаса характерно для детей более младшего возраста).  Т.о. Словарный запас недостаточен, пассивный словарь шире активного, состоит из высокочастотных слов обще обиходного значения. При обследовании отмечается период формирования фразовой речи (положительно).

Вербальная речь активно сопровождается невербальными средствами коммуникациями, соответствует ситуации. Нарушение звукослоговой структуры, грамматического строя речи. Отмечается нарушение звукопроизношения. При обследовании органы артикуляции без видимых механических повреждений. Глоточные и небные рефлексы в пределах нормы.  Голос нормальный без хрипоты, модулированный. При обследовании уровня развития высших психических функций (нейропсихологическое обследование) отмечена  легко выраженная темповая задержка. Хорошо развито механическое запоминание. Помощь взрослого, предыдущий собственный опыт и опыт других использует.

Заключение:   ОНР I-II уровня.

Рекомендовано продолжить лечение у невропатолога, курс логопедической реабилитации с применением БАК.

При проведении БАК «Синхро-С» отмечена положительная динамика — увеличение речевой активности, увеличение словарного запаса, начало формирования фразовой речи. Важным компонентом развития отмечено – улучшение процессов внимания и памяти (речеслуховой и речедвигательной), развитие конструктивного праксиса (именно каракульного рисунка).

Литература:

  1. Ахутина Т.В. Нейролингвистический анализ динамической афазии. Второе доп. и исправл. издание. М., Изд-во Теревинф, 2002.
  2. Ахутина Т.В., Пылаева Н.М. Система методов восстановительного обучения при грубой речевой патологии // Проблемы патологии речи. Отв. редактор В.В. Ковалев. М., 1989, с. 10-12.
  3. Бадалян Л.О. Детская неврология. М., Изд-во Медицина.

Автор:  Любовь Юрьевна Комарова, к.п.н., логопед, ведущий специалист по биоакустической коррекции.

Источник фото: центр Логопед Профи, клиника БАК, СПбИМИ.